Мерил Стрип луки

Мерил Стрип луки она начала появляться в фильмах в 1970-х годах и вскоре начала получать большие награды, в конечном итоге получила Оскара за "Крамера и Крамера", «Выбор Софи» и «Железную леди». Она получила номинацию на премию «Оскар» за свою работу в нескольких фильмах, в том числе две большие экранизации - один из романов Карри Фишера «Открытки с края» (1990) и другая романтическая драма Роберта Джеймса Уоллера «Мосты Мэдисон Каунти» (1995) в котором она снялась вместе с Клинтом Иствудом.

Она даже однажды извинилась перед итальянским продюсером за «разочарование», не будучи красоткой. Также в 1978 году она выиграла свой первый Emmy за роль в фильме «Холокост». В Sophie's Choice (1982) она убедительно сыграла польскую женщину, травмированную опытом Холокоста. Мерил Стрип луки а в 2003 году она заработала 13-ый Оскар, став самой номинированной актрисой всех времен.

Мерил Стрип ворвалась в кинематограф в 1970-х годах, сыграв роль в драме Джулии в 1977 году. Она начала свою карьеру в Нью-Йоркске в конце 1960-х годов и появилась в нескольких постановках Бродвея. Эта женщина - такой талант, что комедийные актрисы Тина Фей и Эми Поэлер шутили о том, что она хорошо справляется с гриппом во время открытия «Золотого глобуса» в 2013 году.

Мне не нравится, когда мне жарко, поэтому у меня нет солнца, которое меня убивает, - говорит Стрип. Вернувшись к более серьезной работе, Стрип появился в фильме «Сомнение 2008», в котором рассматривается сексуальное насилие в католической церкви. Общий консенсус в том, что Стрип выглядит хорошо для своего возраста - вероятно, потому, что ей комфортно там, где она сейчас, и не пытается выглядеть как 20-30-летняя актриса.

Актриса захватила Голливуд штурмом, а Newsweek предсказал, что Мерил станет «первой американской женщиной способной соперничать с такими звездами-мужчинами, как Дастин Хоффман, Джек Николсон, Роберт Де Ниро и Аль Пачино». Между тем на фоне семейной жизни со своим мужем-скульптором Доном Гуммером, за которого она вышла замуж в 1978 году, голливудская жизнь теряла свою привлекательность.